Закрыть
(495) 410-40-99

Классический период Андрея Житинкина

Известному режиссеру Андрею Житинкину исполнилось 50. Мало или много это для именитого мастера режиссуры? Наверное, немного. Он как раз в пике своего творчества, выгодно выделяясь из сообщества театральных режиссеров. От мастеров старшего поколения Житинкин отличается авангардистскими взглядами, деловитостью и большой напористостью, от молодых режиссеров – романтикой, здоровой аполитичностью и отсутствием снобизма.

Андрей Житинкин в ходе торжеств в честь своего юбилея любезно согласился дать интервью «Известиям», в котором поведал немало интересного о творчестве, отношению к успеху и поделился многими секретами своей творческой деятельности.

Режиссер считает, что залогом успеха в области режиссуры является интуиция и чутье на время. Именно этому чувству и следует Житинкин, создавая свои нашумевшие спектакли. Например, когда ему показалось, что наступило время «милых друзей», способных идти по трупах к намеченной цели, он поставил в «Моссовете» «Милого друга» Мопассана с участием Домогарова и Тереховой. Когда наступило время любителей острых ощущений, режиссер поставил на сцене «Табакерки» «Признания авантюриста Феликса Круля» по мотивам произведения Томаса Манна с Сергеем Безруковым в главной роли. Когда же все начали пользоваться двойной моралью и двойными стандартами, «на Бронной» Житинкин поставил «Портрет Дориана Грея» в главной роли с Даниилом Страховым. А когда коррупция и цинизм стали всеобъемлющими – на сцене Театра Сатиры появилась пьеса Юрия Полякова «Хомо эректус». Там, как и в действительности, нету положительных героев, зато присутствуют юмор и смех. Кроме интуиции и режиссерского чутья на успех постановки работает, безусловно, личность актера. Благо, что сейчас есть много замечательных актеров как старшего поколения, так и молодых, но очень талантливых. Все это вместе и создает почву для успеха режиссерской постановки.

Но достичь успеха – это одно, а удержать – совершенно другое. И здесь нету универсальных рецептов, подходящих на все случаи жизни. Для Житинкина рецепт удержания успеха – делать так, чтобы спектакль «цеплял» зрителя, чтобы тот мог эмоционально подключится к тому, что происходит на сцене. Зрителю важно понять, что с ним ведут двусторонний диалог, а не просто поучают чему-то или, еще хуже, держат за публику, которая «хавает» все, что подсунут. И тогда благодарный зритель непременно придет на следующую постановку. Зрителей нужно не просто развлекать, их надо уважать, и делать свою работу, с уважением относясь и к публике в целом, и к каждому зрителю в отдельности. Именно тогда возникает контакт между сценой и зрительным залом.

Андрея Житинкина как режиссера характеризируют по-разному. Его называют модным и скандальным, коммерческим и маргинальным. Но сам Житинкин считает, что у него наступил классический период. По его признанию, он обожает ломать установленные внутренние каноны произведения, при этом ничего не меняя внешне. Ведь именно внешними изменениями произведений, которые сейчас часто ставятся на сцене, так часто грешат молодые режиссеры, пытаясь прослыть авангардистами. Они переписывают тексты произведений драматурга, изменяют время и место действия. Да, получается довольно авангардистская постановка, но только внешне, без переосмысления внутренней структуры спектакля, его идейной направленности. Просто сюжет переписывается и переносится на другую почву. Вот и все. Но это, по мнению Житинкина, свидетельствует лишь о слабой режиссуре. Совершенно другое дело – выискать неожиданный, непривычный взгляд на вполне знакомую историю, перестроив само восприятие зрителем, казалось бы, хорошо известного сюжета. Именно так режиссер и поступил в своих постановках «Калигулы» и «Анны Карениной».

Новые работы режиссера Житинкина – это постановки с участием знаменитых актеров старшего поколения. Вспомнить хотя бы спектакли с участием Элиный Быстрицкой («Любовный круг» в Малом театре), Людмилы Касаткиной («Школа любви» в Театре Российской армии) Ольги Аросевой («Идеальное убийство» в Театре Сатиры»). Со звездами такой величины очень непросто поладить режиссеру. Но и здесь у Житинкина имеется свой оригинальный и очень простой секрет. Режиссер просто любит этих замечательных актрис. Они представляют ту актерскую школу, которая сейчас, к сожалению, утеряна. Молодые артисты не так к себе требовательны, они всегда в погоне за заработками. Потому, участвуя в спектакле и снимаясь сразу в нескольких сериалах, иногда позволяют себе немного схалтурить на сцене. А эти актрисы, обладая неподдельным мастерством старой школы, все время отдают только роли, на которую их пригласили. При этом основной задачей режиссер видит не столько использование огромнейшего потенциала и опыта актрисы, сколько раскрытие новых граней ее таланта. В постановках Житинкина и Касаткина, и Быстрицкая, и Аросева предстают в совершенно новом свете, необычном даже для них самих. Эти актрисы магически, завораживающе воздействуют на зрительный зал. Они никогда не работают вполсилы, никогда не халтурят – это не их стиль, они так не умеют, не могут да и не хотят. А мифы о капризности и плохом характере артисток старшего поколения – это всего лишь мифы. Они просто требовательны к окружающим, так же, как и к себе, вот и не дают никому расслабиться, заставляя всех работать в полную силу.

Собственный взгляд у Андрея Житинкина и на коммерческую составляющую успеха спектакля и театра в целом. Он считает, что зрителя не нужно «кормить» исключительно «бродвейщиной». Это не значит, что пьесы Саймона или Коуарда не должны ставиться, они имеют своих почитателей, а значит, и право на жизнь. Но не стоит считать наших зрителей ленивыми, напротив, они думающие и любопытные. Если публика и не знакома с творчеством таких драматургов как Бакст, Мясин, Фокин или Дягилев, то ее надо с ним познакомить. И сделать это так, чтобы заинтересовать не только внешним лоском, но и внутренним миром постановки, наладить контакт со зрителем. И пьесу несомненно ждет успех, в том числе и в коммерческом плане. Это было не единожды доказано аншлагами на такие постановки, как «Портрет Дориана Грея», «Анна Каренина», «Лулу», «Калигула», «Метеор» и многие другие.

Правда, сейчас московский «бродвей» изменился и размылся. Если раньше зрители не могли решить, на какую из замечательных постановок и в какой театр пойти, то сегодня люди идут туда, где им наиболее интересно. Поэтому не бывает хорошего или плохого театра – театр, как говорил когда-то Эфрос, может быть или живой, или неживой. И это точно чувствует зритель. Успех жизненно необходим театру. Каждый актер подтвердит, что играть в полном зале – это истинное счастье. Таким мерилом успешности таланта и успешности режиссера является наполненность зала. Какая бы гениальная постановка не была, но если она не собирает зал, то грош цена такой постановке и ее режиссеру.

При этом режиссер замечает, что отсутствие собственного театра сдерживает его творческие планы. Но сейчас режиссер – пилигрим, часто выручающий труппу того или иного театра своими новыми методами работы и постановками. Приходится потратить некоторое время, чтобы притереться к театру, а театру – к режиссеру. Но зато постановки Житинкина нельзя перепутать с чьими-то другими. Причем это не зависит ни от театра, ни от труппы, с которой режиссер ставит спектакли. Так что на самом деле театр Андрея Житинкина существует, но как бы не формально. И это, наверное, к лучшему, поскольку не приходится заниматься хозяйственной частью – от туалетной бумаги до выбивания жилья для актеров. Иначе на творчество не хватало бы просто ни сил, ни времени. Житинкин считает, что любой режиссер в первую очередь должен быть свободен в творческом плане и не обременен несвойственными ему административными функциями. Именно свобода выбора является основой режиссерской профессии.

 

© 2008-2011 Неофициальный сайт театра
Консультации по телефону: (495) 410-40-99